115093, Россия, Москва,
ул. Павловская, 18, офис 3
+7 495 204-17-38

9:00-19:00 МСК, пн-пт

развернуть свернутьО «Лингвотек»

Бюро переводов «Лингвотек» может по праву считаться международным. За 12 лет работы мы выполнили более 50000 переводческих заказов как для корпоративных, так и для частных клиентов. Мы дорожим нашей репутацией, поэтому максимальное внимание уделяем качеству выполняемых нами переводов. Мы сотрудничаем только с опытными квалифицированными переводчиками. Штат нашей компании насчитывает 30 постоянных переводчиков и более 1000 узкоспециализированных специалистов. Охват языков с которыми мы работаем по-настоящему впечатляет: 285 основных языковых пар. Основные языки:

Наиболее растространенные тематики/востребованные лингвистические услуги:

Более 500 клиентов по всей России рекомендуют нас как надежных партнеров:

Мы предлагаем лучшие на российском рынке переводческие услуги
по соотношению стоимости и качества

Агентство переводов «Лингвотек» снимает языковые барьеры. Мы с энтузиазмом берёмся за выполнение тестовых переводов, а любую консультацию о переводе и правовом оформлении документов Вы можете получить обратившись к нам любым удобным Вам образом:

Свяжитесть с нами

РФ, г.Москва, ул. Павловская, 18, офис 3

или оставьте Ваш телефон - с Вами свяжется наш менеджер
и поможет выработать наиболее оптимальный формат сотрудничества.

*уточняйте у менеджера

Преимущества нашего агентства:
гибкость и комплексный подход
высочайшее качество переводческих услуг
безукоризненное соблюдение сроков
специализированные департаменты
курьер бесплатно*

Центр переводов Лингвотек — это Лучшее в Центральной России бюро переводов по соотношению цена-качество!

В.М. СОЛНЦЕВ Типологические свойства изолирующих языков


В. М. Солнцев

ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ИЗОЛИРУЮЩИХ ЯЗЫКОВ (на материале китайского и вьетнамскогоязыков)

(Языки Бго-Восточной Азии. Проблемы морфологии, фонетики и фонологии. - М.,1970. - С. 11-19)


К так называемым изолирующим языкам относят китайско-тибетские, мон-кхмерскиеи ряд других языков Юго-Восточной Азии. Все они дислоцируются относительно компактнов Восточной и Юго-Восточной Азии. Характер их генетических связей - даже в пределахкитайско-тибетской семьи - не вполне ясен. Эти языки обнаруживают очевидноетипологическое сходство, зафиксированное в их определении как изолирующих языков.В настоящее время неясно, является ли их типологическое сходство отражениемскрытых во времени родственных связей или же это результат "типологическогосродства" [1]. Однако незнание причин типологическогосходства не может препятствовать изучению самого этого сходства и выявлениюобщих типологических свойств. Намечающееся в последнее время стремление вскрытьобщие черты в строе указанных языков [2] преследует,говоря терминами В. Скалички [3], не столько"классификационные", сколько "характерологические" цели. Стремление познатьобщие свойства ставится в связь с углубленным изучением и описанием конкретныхязыков, относящихся к указанной группе.
Настоящее сообщение имеет целью на материалах китайского и вьетнамского языков(как наиболее типичных представителей изолирующих языков) дать обзор основныхтипологических свойств изолирующих языков и попытаться показать взаимосвязьи взаимообусловленность этих свойств.
Наиболее характерной чертой изолирующих языков указанных групп обычно считаютмоносиллабизм. Вопрос о моносиллабизме был предметом специального рассмотренияв коллективном сообщении ряда авторов [4]. Изконцепции, представленной в упомянутой статье о моносиллабизме, следует, чтослова-моносиллабы составляют нижний, базисный ярус лексики. Односложные словав этих языках характеризуются грамматической законченностью и в соответствиисо своими грамматическими свойствами (главным образом по характеру грамматическойсочетаемости друг с другом и с различными формальными элементами) распределяютсяпо грамматическим классам - частям речи. Из слов-моносиллабов образуется подавляющеебольшинство сложных и производных слов. В современном состоянии эти языки следуетсчитать полисиллабичными. Однако их полисиллабизм иной природы, чем полисиллабизмязыков индоевропейских и алтайских; полисиллабизм последних есть следствие полисиллабизмакорневых элементов, в то время как полисиллабизм рассматриваемых языков - результатскладывания корневых слов-моносиллабов в слова-полисиллабы.
Принято говорить, что в этих языках слогоделение морфологически значимо, т.е. слог всегда соответствует либо слову, либо значимой части многосложного слова.Слоги имеют строго определенную структуру и количественно ограниченны. В составеслога разные классы звуков занимают фиксированные позиции. Например, во вьетнамскомязыке "начальнослоговой согласный всегда эксплозивный, конечнослоговой - имплозивный"[5].
Согласно высказанной в указанной статье гипотезе, такого рода особенностьзвукового строя обусловливает неизменяемость значимого слога, вследствие чегоопределенное значение базируется на неизменяемой звуковой оболочке. Такой оболочкойвсегда является слог. Отдельный звук может быть носителем смысла только какчастный случай слога. Поэтому можно сказать, что в этих языках в отличие, например,от европейских языков только звуки, организованные в слоги, могут быть носителямисмысла.
Отмеченные черты являются важными типологическими свойствами изолирующих языков.Ими во многом определяются и другие типологически существенные свойства.
Типологические свойства любого языка наиболее полно выявляются в сфере слова.(Для наших целей достаточно определить слово как грамматически законченную единицуязыка, способную к отдельному синтаксическому употреблению.) Говоря о типологическихизысканиях в XIX в., Дж Гринберг отмечал: "В качестве основы для классификациибыло найдено нечто, имеющее кардинальное значение для всесторонней общей характеристикиязыка, а именно морфологическая структура слова..." [6].В какой мере можно говорить о морфологической структуре слова в рассматриваемыхязыках? Каково объективное содержание понятий "морфема", "основа", "корень","аффикс", в общеграмматичсском обиходе обозначающих величины, меньшие, чем слово?Иначе говоря, существуют ли в изолирующих языках единицы, меньшие, чем слово?Если их нет, то соответствующие термины неприменимы ни к китайскому, ни к вьетнамскомуязыкам. "Как можно, - спрашивал Э. Бенвенист, - пользоваться одним термином"корень" одновременно для китайского и арабского языков?"
В китайском языке, как и во вьетнамском, существуют: а) сложные слова и б)слова, включающие в свой состав аффиксы. Наличие таких слов с неизбежностьюпредполагает существование в составе этих слов величин, меньших, чем слово.
Например, если образования хочэ (кит.) 'поезд' и хе lua (вьет.)'поезд' считать сложными словами, мы с неизбежностью должны признать входящиев них компоненты частями слова, т. е. величинами, меньшими, чем слово. Отсюда,по принятому определению, можно считать хо и чэ в составе хочэ,хе и lua в составе хе lua морфемами.
Далее, поскольку в словах чэцзы (кит.) 'повозка' и nha van (вьет.)'литератор' компоненты -цзы и nha являются аффиксами, соединенныес ними компоненты чэ и van с неизбежностью должны быть определеныкак корни в обычном смысле этого термина.
Если далее признать, что китайский глагол обладает видовыми суффиксами и что,например, образования кань, каньла, каньчжо, каньго представляют разныеформы одного и того же слова со значением 'смотреть', нужно также полагать,что часть этого слова, остающаяся за вычетом изменяющейся части, есть основа.Аналогичные рассуждения можно привести и в отношении вьетнамского глагола, еслипризнавать da и другие соответствующие показатели формо-образующими элементами.
Однако в отличие от флективных языков в изолирующих языках величины, меньшие,чем слово (за исключением аффиксов), практически не могут быть выведены из составаслов, наподобие того, как, например, в русском языке из слов могут быть извлеченыих части: уч- (из учить), красн- (из красный) ит. д. В этих языках по извлечении из многоморфемного слова морфема (корень илиоснова) сразу же становится практически неотличимой от слова и пригодной к самостоятельномуупотреблению.
В рассматриваемых языках значимый элемент может быть определен как морфема(основа или корень) лишь в составе слова и по отношению к этому слову, еслив составе слова имеется другой значимый элемент. Исключение составляют тольконемногочисленные аффиксы, которые и по извлечении из слова остаются морфемамивследствие полной неспособности к самостоятельному употреблению.
При рассмотрении вопроса об отличии слова от величины, меньшей, чем слово,необходимо учитывать следующие свойства китайских и вьетнамских слов.
Значительное количество китайских односложных слов старого литературного языкавэньянь, сохранившихся в современном языке байхуа, либо почти утратили способностьк самостоятельному употреблению, либо в употреблении ограничены структурно-контекстовымиусловиями [7]. Такие "полусамостоятельные" словаиспользуются преимущественно в роли компонентов сложных слов, т. е. морфем.Их основное бытие в языке - в роли морфем. Таковы, например, компоненты чжу'главный' и си 'циновка' в слове чжуси 'председатель'. Однакои эти слова по извлечении из сложных слов имеют качество слов, поскольку обладаютграмматической законченностью, и в тех контекстах и конструкциях, где они способныупотребляться (это главным образом конструкции, заимствованные из старого языка),выступают именно как слова. Эти слова обладают разной степенью самостоятельности.Те из них, которые почти исключительно используются в роли компонентов сложныхслов, сближаются с морфемами. Специфика таких "морфем" состоит в том, что онине "обломки" слов (типа уч- а "бывшие" слова, утратившие или утрачивающиесвое качество вследствие изменения характера бытия в языке. Все такие словаможно рассматривать как своего рода мост между самостоятельными словами и морфемами.
Сходные явления наблюдаются и во вьетнамском языке, однако преимущественнов сфере китайских заимствований. Например, thien 'небо' употребляетсятолько в сложных словах типа thien van hoc 'астрономия' и т. п.
Наряду с аффиксами, которые и вне слов остаются морфемами, в этих языках имеетсязначительное количество так называемых полуаффиксов - широко используемых всловообразовании элементов, которые в составе слов отчасти сохраняют свое вещественноезначение, а вне слов неотличимы от самостоятельных или чаще от полусамостоятельныхслов. Таковы кит. цзян 'мастеровой' в словах муцзян 'плотник',дуцзян 'паромщик'; вьет, tho 'мастер' в словах tho may'портной' tho cua 'пильщик' и т. п. Эти элементы образуют переходнуюполосу от аффиксов (морфем) к словам.
Свойство морфем "восстанавливаться" в качестве слов обусловливает характерноедля китайского и вьетнамского языков явление двух форм существования слов; односложнойи двусложной. Например, кит. янь и яньцзин 'глаз', чэ ичэцзы 'повозка'; вьет, сan и can phai 'следует', 'надо'и т. п. Такие пары, как правило, являются полными синонимами. Односложное словочаще всего (но не всегда) в своем употреблении в какой-то мере ограничено структурно-контекстовымиусловиями. Оно обязательно входит в состав соответствующего двусложного слова,являясь в таком качестве морфемой. Второй компонент двусложного слова либо аффикс,либо знаменательный элемент, не меняющий общей семантики. Такие пары образовалисьвследствие перехода этих языков от односложной формы слова к двусложной. Подобнаяпара представляет как бы слово и его часть, которая способна функционироватькак слово. Семантически напоминая русские пары слов типа лиса и лисица,данное явление имеет принципиально иной морфологический характер.
Признание наличия в этих языках формообразовательных элементов (например,кит. ла, чжо, вьет. da, se) вызывает необходимость дать характеристикунемаркированному слову, т. е. слову без соответствующего формообразовательногоэлемента.
Поскольку маркированное слово, т. е. слово с соответствующим показателем,имеет иное значение, чем слово без показателя, отсутствие такого формообразовательногоэлемента можно рассматривать как значимое, что позволяет говорить о нулевомпоказателе и соответственно о нулевой форме. Если учитывать нулевые показатели,то следует считать, что односложный немаркированный глагол отличается от морфемы(в данном случае основы) наличием нулевого показателя, подобно тому как словодом отличается от своей основы и корня. Маркированные слова, т. е. словас материально выраженными показателями, внешне вполне отличимы от морфем. Еслидля русского языка внешнее совпадение слова с морфемой - случайность, то длякитайского и вьетнамского языков такое совпадение - обязательное правило.
Объясняется это тем, что в рассматриваемых языках современные формообразовательныеэлементы сложились сравнительно недавно - в исторически доступное для наблюдениявремя - и стали сочетаться с грамматически законченными словами, которые в силусужения и специализации их назначения приобрели свойства нулевых форм. Так,например, глаголы шо (кит.) 'говорить', doc (вьетн.) 'читать'в сопоставлении с теми же глаголами, снабженными формальными показателями, можносчитать употребленными в нулевой форме. Эти слова в том же внешнем обличье выступаюти в качестве морфем в многосложных словах. В силу этого внешне слово в нулевойформе всегда совпадает с морфемой.
Однако нулевая форма в этих языках имеет более суженное толкование, чем вевропейских языках.
Односложное слово можно рассматривать как нулевую форму лишь в пределах сопоставленияс маркированными словами. И материально выраженные показатели, и нулевой показательналожились на грамматически законченные слова, способные к широкому синтаксическомуупотреблению. Слова без показателей и до сих пор сохраняют способность при известныхусловиях употребляться в тех же функциях и значениях, которые в настоящее времяпреимущественно закрепляются за маркированными словами.
Эта способность немаркированных слов к так называемому абсолютному употреблениюпроявляется в важной типологической черте изолирующих языков - факультативностиграмматических форм.
Явление факультативности безусловно не отменяет грамматики и грамматическихкатегорий в этих языках, как в свое время считали некоторые ученые; в то жевремя вряд ли правильно полагать, что теория факультативности появилась в результатенедостаточной изученности этих языков или вследствие подхода к ним с точки зренияграмматических понятий европейских языков.
Факультативность есть объективное явление, обусловленное особенностями строенияслова этих языков и .возникновения формообразовательных элементов. Она не означаетполного произвола в употреблении тех или иных форм. Маркированные формы не могутзаменять ни друг друга, ни нулевую форму. Лишь при определенных условиях тоили иное значение, придаваемое маркированной формой, может быть выражено словом,не снабженным никаким показателем. В этом случае имеет место так называемоеабсолютное употребление.
Невыделимость морфемы как величины, меньшей, чем слово, и соответственно неотличимостьодносложного слова от морфемы обусловливает принципиальное неразличение (приопределенных условиях) сложного слова и словосочетания. Неразличение сложногослова и словосочетания в этих языках выражается в том, что многие двусложныекомплексы, например в китайском языке, типа ян + жоу 'баран + мясо',лу + жоу 'олень + мясо', ян + мао 'баран + шерсть', лу + мао'олень + шерсть' одновременно отвечают и требованиям слова, и требованиям словосочетания,в равной мере используясь в номинативной функции [8].Иначе говоря, поскольку односложное слово неотличимо от морфемы, сложное словонеотличимо (при определенных условиях) от словосочетания. Таким образом, односложноеслово не имеет ясно выраженной нижней границы (если не учитывать нулевуюформу, которой в рамках противопоставления маркированным формам наделяется односложноеслово), а сложное слово (если каждый из его компонентов в отдельности можетбыть самостоятельным словом, а его структура аналогична структуре словосочетания)не имеет ясно выраженной верхней границы. В то же время односложное словоявственно отличается от словосочетания, а сложное слово (в той мере, в какойоно рассмативается как слово) безусловно отличается от своих компонентов- морфем.
Слова, включающие аффиксы, и сложные слова, не отвечающие требованиям словосочетания,имеют ясно выраженные границы - верхнюю и нижнюю.
Видовые формы глаголов в китайском языке образуются при помощи аффиксов, обладающихагглютинативными свойствами [9]. (Характер вьетнамскихформообразовательных элементов с этой точки зрения не вполне ясен.) Однако никитайские, ни вьетнамские формы слов не несут синтаксических функций. Формы,слов в этих языках: а) не используются для выражения отношений или указанияна характер связи между словами, б) не используются для указания на синтаксическуюфункцию слова.
Слово в любой форме фактически встречается в функции любого члена предложения,в роли которого оно может выступать и в своей нулевой форме. Именно поэтомуналичие у слов морфологических показателей (даже агглютинативного характера)не влияет в этих языках на способ, с помощью которого слова соединяются в предложении.По способу соединения слов эти языки являются последовательно изолирующими.Развитие агглютинации в китайском языке ни в какой мере не влияет на типологическуюоценку языка как изолирующего, точно так же как наличие видо-временных форму вьетнамских глаголов не меняет изолирующего характера строя вьетнамского языка.
Изоляция как типологическая черта рассматриваемых языков не связана с морфологическимстроением слова этих языков. В китайском (в меньшей мере) и во вьетнамском языкахслово может иметь достаточно сложную морфологическую структуру. Вместе с темотношения между словами выражаются отнюдь не ресурсами самих слов, а иными средствами.К их числу относятся порядок слов, опирающийся на грамматические свойства слов,служебные слова, интонация [10]. Изолирующийстрой языка определяется синтаксическими свойствами слова и его форм.
В изолирующих языках возможны все виды морфологической структуры слова: сложныеслова, производные слова, слова с агглютинативными формами, слова, в которыхзнаменательная и формальная части соединены по принципу фузии [например, в китайскомязыке: мэнь 'дверь' + эр (суффикс предметности) = мэр 'дверь']и т. д. Необходимо лишь, чтобы в структуре слова, в его формах не выражалисьотношения между словами. Поэтому деление языков на две большие группы - изолирующиеи неизолирующие - должно осуществляться не на основе морфологическойструктуры слова, а на основе синтаксических свойств слов и их форм, иначе говоря,на основе выраженности или невыраженности в словах от ноше ний к другим словам.
Перечисленные выше типологические свойства изолирующих языков не исчерпываютвсех особенностей этих языков, однако, по-видимому, отражают их существенныечерты. Эти свойства присущи, очевидно, не только китайскому и вьетнамскому языкам,но и кхмерскому, тайскому, отчасти бирманскому и другим изолирующим языкам.
Свойства эти не изолированы друг от друга, подобно словам изолирующих языков,но обусловливают и предполагают друг друга. Так неизменяемость и грамматическаязаконченность односложного слова (слова-моносиллаба), а также его способностьк широкому синтаксическому употреблению определяют:
а) невыделимость морфемы как существующей вне слова величины, меньшей, чемслово;
б) способность выделяемой из слова части (основы или корня) к отдельному употреблению;
в) две формы существования слов;
г) функционирование односложного слова то в виде нулевой, то в виде абсолютнойформы;
д) факультативность грамматических показателей;
е) широкое распространение номинативных единиц, обладающих свойствами какслова, так и словосочетания, и т. п.
Неизменяемость однослога, по крайней мере в современном состоянии, предопределяетпреимущественно агглютинативный характер связи между знаменательными и служебнымиэлементами в слове, поскольку формообразующие элементы- также неизменяемые однослоги.Факультативность их обусловлена не только фактом абсолютного употребления немаркированныхслов, но и тем, что характер выражаемых ими значений (вид, время, число, единичность)не предполагает отношения или связи с другими словами и выражается в рамкахизоляции. Поэтому факультативность употребления грамматических показателей связанас изолирующими свойствами слов и форм этих языков.

Примечания

1. См. Е. Веnveniste, La classification deslangues. - "Conferences de l'Institut de linguistique de l'Universite de Paris,Annees 1952-1953", Paris, 1954, XI, стр. 49.

2. См., например, Ю. А. Горгониев, Ю. Я.Плам, Ю. В. Рождеcтвенский, Г. П. Сердюченко, В. М. Солнцев, Общие черты встрое китайско-тибетских и типологически близких к ним языков Юго-ВосточнойАзии (К проблеме моносиллабизма). - сб. "Языки Китая и Юго-Восточной Азии",М,, 1963.

3. V. Skalicka, О soucasnem stavu typologie,- "Slovo a Slovesnost", 1958, XIX, 3.

4. Ю. А. Горгониев и др., Общие черты в строекитайско-тибетских и типологически близких к ним языков...

5. См. В. М. Солнцев, Ю. К. Лекомцев, Т.Т. Мхитарян, И. И. Глебова, Вьетнамский язык, М., 1960, стр. 19.

6. J. H. Greenberg, A Quantitative Approachto the Morphological Typology of Language, - "International Journal of AmericanLinguistics", 1960, vol. XXVI, July, № 3, стр. 64.

7. Подробнее ом. В. М. Солнцев, Относительнороли суффиксов -цзы, -эр и -тоу в современном китайском языке(к вопросу о двух формах существования слов). - сб. "Вопросы языка и литературыстран Востока", М., 1958,

8. По этому поводу см. Н. Н. Коротков, Кпроблеме морфологической характеристики современного китайского литературногоязыка. - "Труды XXV Международного конгресса востоковедов", т. V, М., 1963,стр, 101-108; В. М. Солнцев, Слова и словосочетания в их отношении к единицамязыка и единицам речи. - сб. "Спорные вопросы грамматики китайского языка",М., 1963.

9. Подробное обоснование этому см. Н. В.Солнцев, В. М. Солнцев, К вопросу об агглютинации в современном китайскомязыке. - "Вопросы языкознания", 1962, № 6. Следует попутно заметить, что свойстваоснов в классических агглютинативных языках аналогичны свойствам основ в изолирующихязыках - по выделении какой-либо формы слова основа становится внешне не отличимойот слов и пригодна к самостоятельному употреблению.

10. Этот вопрос освещался в моем докладена XXV Международном конгрессе ориенталистов "О соотношении слова и предложенияв китайском языке" (см. "Труды XXV Международного конгресса востоковедов",т. V. М., 1963, стр. 132-138), где на материале китайского языка разобрановзаимоотнашевие слова и предложения, характерное для изолирующих языков.


развернуть свернутьО СОТРУДНИЧЕСТВЕ
СОТРУДНИЧАЙТЕ С НАМИ
Мы предлагаем щедрые условия вознаграждения наших партнеров - значительную комиссию от стоимости заказов по приведенным Вами клиентам.

Для обсуждения условий сотрудничества, пожалуйста, обратитесь к нам

Вы также можете бесплатно пригласить специалиста по партнерским отношениям к Вам в офис 

или приехать к нам в офис по адресу:


РФ, г.Москва, ул. Павловская, 18, офис 3

Переводчикам и редакторам предлагаем заполнить анкету

АНКЕТА ПЕРЕВОДЧИКА
Анкета переводчика/редактора

Письменные переводы:

перевод
редактирование

Степень владения

перевод
редактирование

Устные переводы:

перевод
редактирование

Степень владения

перевод
редактирование

Возможность выполнения срочных заказов

да
нет

Наличие статуса ИП

да
нет

Возможность командировок

да
нет

Для обсуждения условий сотрудничества, пожалуйста, обратитесь к нам