Москва, ул. Бутлерова, д 17
Калужская
+7 (495) 204-17-38

9:00-19:00 МСК, пн-пт









Стоимость перевода:
0 р.

развернуть свернутьО «Лингвотек»

Бюро переводов «Лингвотек» может по праву считаться международным. За 12 лет работы мы выполнили более 50000 переводческих заказов как для корпоративных, так и для частных клиентов. Мы дорожим нашей репутацией, поэтому максимальное внимание уделяем качеству выполняемых нами переводов. Мы сотрудничаем только с опытными квалифицированными переводчиками. Штат нашей компании насчитывает 30 постоянных переводчиков и более 1000 узкоспециализированных специалистов. Охват языков с которыми мы работаем по-настоящему впечатляет: 285 основных языковых пар. Основные языки:

Наиболее растространенные тематики/востребованные лингвистические услуги:

Более 500 клиентов по всей России рекомендуют нас как надежных партнеров:

Мы предлагаем лучшие на российском рынке переводческие услуги
по соотношению стоимости и качества

Агентство переводов «Лингвотек» снимает языковые барьеры. Мы с энтузиазмом берёмся за выполнение тестовых переводов, а любую консультацию о переводе и правовом оформлении документов Вы можете получить обратившись к нам любым удобным Вам образом:

Свяжитесть с нами

РФ, г.Москва, ул. Бутлерова, д 17 метро Калужская

или оставьте Ваш телефон - с Вами свяжется наш менеджер
и поможет выработать наиболее оптимальный формат сотрудничества.

*уточняйте у менеджера

Преимущества нашего агентства:
гибкость и комплексный подход
высочайшее качество переводческих услуг
безукоризненное соблюдение сроков
специализированные департаменты
курьер бесплатно*

Центр переводов Лингвотек — это Лучшее в Центральной России бюро переводов по соотношению цена-качество!

Освоение новых слов в связи с тенденцией русского языка к аналитизму


Освоение новых слов в связи с тенденцией
русского языка к аналитизму

Грамматический строй русского языка в определении В.В.Виноградова переживает «переходную стадию от синтетического строя к смешанному, аналитико-синтетическому»*). В современных исследованиях по морфологии русского языка происходящие изменения последовательно рассматриваются тоже в связи с тенденцией русского языка к аналитизму*). Ярким проявлением аналитизма на морфологическом уровне является увеличение числа аналитических единиц, – слов, не несущих в себе грамматических значений. Среди слов с неполным набором показателей грамматических значений в исследованиях последних лет выделяются неизменяемые существительные, неизменяемые прилагательные и двувидовые глаголы*). С распространением аналитических единиц связано расширение функции контекста для передачи грамматических значений. Повышается роль порядка слов, т.е. увеличивается значение информации о месте слова в предложении, роль служебных элементов (в частности, предлогов), роль семантики слова. Большая часть упомянутых контекстных средств присутствовала в языке задолго до распространения в лексике аналитических единиц, эти средства подготовили саму возможность появления таких слов. Поэтому для понимания сдвигов в морфологии необходимо иметь представление о том, какие морфологические функции могут осуществляться на компенсирующем языковом уровне, о развитии средств, получивших название «нефлективной морфологии»*).
Относительно малая изученность нефлективной морфологии в русском языке связана, по-видимому, с тем, что её средства лишь дублируют грамматические значения элементов, находящихся обычно в пределах слова. Представляет интерес самый факт дублирования, неоднократной выраженности грамматических значений. Такая избыточность в принципе и позволяет обходиться без морфологических показателей в пределах слова. Однако в некоторых случаях отсутствие грамматической информации в пределах словоформы всё же затрудняет понимание текста. Эта опасность несомненно учитывается в практике языка, и право на существование получают лишь такие аналитические единицы, которые не вызывают роста языковой омонимии. Релевантна при этом лишь омонимия целого высказывания; омонимия на каком-то одном (например, морфологическом) уровне может допускаться, если она компенсируется на другом уровне*). Таким образом, допущение или недопущение омонимии на морфологическом уровне, сокращения информации в словоформе в конечном счете зависит от возможностей всего строя языка*). При сокращении нагрузки на морфологический уровень соответственно возрастает нагрузка на другие уровни*). Поэтому в каждом конкретном случае необходимо проверять, в силах ли контекст справиться с увеличивающейся нагрузкой.
При вхождении в русский язык новых слов они в основной массе приобретают морфологические показатели, имеющиеся в его системе. Некоторые слова, однако, не обрастают элементами, несущими обычную в русском языке грамматическую информацию. Постараемся проанализировать закономерности их освоения русским языком*). Существуют три типа поведения иносистемных слов по отношению к системе языка, в который они попадают*). В некоторых случаях после более или менее длительного употребления новые слова всё же приобретают «недостающие» показатели. Такой путь развития означает полное включение слова в основную систему, подчинение ей. Другие слова остаются ущербными с точки зрения системы и образуют ограниченную группу исключений. Эти слова остаются на периферии языка. Третьи, тоже не обросшие грамматическими показателями системы, тем не менее не кажутся исключениями. Они многочисленны, продуктивны и явно образуют свою новую подсистему слов, внутри которой определённые грамматические значения не передаются средствами словоформы. Такое явление отражает некоторую перестройку языка в целом*).
Помимо избыточности, возможность обходиться без формального выражения грамматических категорий следует из явлений омонимии морфологических показателей этих категорий в основной системе. Явления нейтрализации различных грамматических значений «подсказывают» языковому сознанию, что категории не всегда одинаково важны, а их выражение не всегда необходимо. Наконец, семантика слов делает подчас несущественной грамматическую информацию, которую эти слова должны бы передавать. Таким образом, трудно рассчитывать на то, что удаётся охарактеризовать все взаимновлияющие факторы, обусловливающие выбор пути освоения слова. Рассмотрим лишь факторы, которые представляются решающими и общими для неизменяемых существительных.

I. Предпосылкой существования в русском языке подсистемы неизменяемых существительных является снижение роли категории падежа и компенсирующее это снижение возрастание однозначных контекстов, т.е. контекстов, допускающих подстановку только какого-либо одного падежа существительного*). Возможность появления неизменяемых существительных определяется тем, может ли предложение с ними остаться однозначным несмотря на многозначность их формы. Основные формы, которые диктуются языком при выборе способа выражения смысловой связи между словами, одно из которых – неизменяемое существительное, сводятся к следующим*).
а) Если неизменяемое существительное принадлежит к классу символов, формул, малоизвестных аббревиатур, т. е. к классу элементов с непостоянным или малоизвестным значением (например, Х, А, ЭКПУ-2), то при его употреблении в тексте и, особенно, при его введении (т.е. первом употреблении) в данный текст, оно должно сопровождаться классификатором, стоящим слева от него. Классификатором мы называем родовое понятие, когда оно относится к наименованию конкретного объекта, входящего во множество объектов, характеризуемых данным родовым понятием (множество А, треугольник АВС). Классификатором, разъясняющим смысл и функцию наименования в предложении, широко пользуются малоизвестные имена собственные, номенклатурные единицы, обозначающие сорта тканей, породы животных и растений, слова различных грамматических категорий, употребляющиеся в функции индивидуальных имён (станция Гривно, муха цеце, капуста кольраби, союз «или»).
б) При существовании беспредложного и предложного способов выражения смысловой связи предпочитается, как правило, предложный (элемент из А, подарок для Эдит – ср. элемент множества, подарок другу).
в) При возможности различного словорасположения выбирается такое, при котором неизменямое существительное стоит непосредственно после управляющего им глагола (подарить Эдит книгу – ср. подарить книгу товарищу).
г) Избегается употребление неизменяемых существительных в функции инструмента, а также в некоторых других функциях, обычно выражаемых слабоуправляемым творительным падежом, т.е. избегаются конструкции типа петь контральто, увлечение Мэри (ср. петь тенором, увлечение американкой).
д) Неизменяемые существительные, определяемые изменяемыми прилагательными, употребляются так же свободно, как обычно существительные (ср. петь низким контральто).
При соблюдении этих норм возможен однозначный и правильный анализ предложений, в которых употребляются неизменяемые существительные. При этом часто нужны только такие сведения о семантике неизменяемого, которые можно извлечь из его внешнего оформления. Дело в том, что для анализа существенна принадлежность слова к классу символов и индивидуальных имён, обычно выражаемая написанием слова с большой буквы, постановкой его в кавычки.
Таким образом, для неизменяемых существительных очерчена некоторая подсистема конструкций, внутри которой неизменяемые существительные могут функционировать свободно.

II. Отсутствие окончаний в основной системе прилагательных русского языка настолько невероятно, что слова типа беж, т.е. слова без окончаний, претендующие на место неизменяемых прилагательных, вряд ли могут быть восприняты как прилагательные, если исходить из их формального облика и их синтаксического окружения. Малоизвестное слово без окончаний скорее всего воспринимается как неизменяемое существительное. Слово без окончаний, определяющее существительное и стоящее в постпозиции к нему, под давлением конструкций с классификатором воспринимается как наименование классификатора, за который принимается определяемое существительное (завивка перманент: завивка – классификатор, перманент – наименование). Право на существование получают в основном только такие неизменяемые определители существительных, которые употребляются при классификаторах, например цвет электрик, язык суахили, стиль модерн, юбка клёш. По усвоении значения они могут употребляться в конструкциях, типичных для существительных, и в принципе могут изменяться (ср. изучать суахили, любовь к модерну), но им совершенно несвойственна свободная сочетаемость с существительными, типичная для прилагательных (ср. соус майонез, но майонезная банка). В случае необходимости от них легко образуются изменяемые прилагательные (бежевый, барочный, модерновый, джерсовый). Все это позволяет считать любые неизменяемые имена существительными*) и не выделять в русском языке класса неизменяемых прилагательных.

III. Ситуация с возможностью функционирования в русском языке двувидовых глаголов носит принципиально иной характер. Если в вопросе о допущении неизменяемых имён решающее значение имели синтаксические возможности языка, то в вопросе о необходимости формального выражения видовых различий решающими являются семантические факторы. Это можно показать на примере продуктивного класса глаголов на –овать, большую часть которого составляют двувидовые глаголы*). Удаётся выделить семантические признаки глагола, определяющие степень значимости противопоставления несовершенного и совершенного видов (которые условно можно назвать процессом и результатом соответственно) для данного глагола*). Степень же необходимости формального выражения видового противопоставления определяется степенью его значимости. Это – признаки связанности/несвязанности действия с переменной состояния субъекта или объекта и обусловленности/необусловленности длительности действия самим характером действия. Эти два семантические признака задают разбиение глаголов на –овать на 4 группы, каждой из которых свойственен собственный подход к формальному выражению видовых различий.
Глаголы группы I (типа тосковать), обозначающие действия, которые не связаны с переменной состояния и длительность которых не обусловлена характером действия, вообще не имеют совершенного вида. К этой группе принадлежат все отымённые новообразования на –ствовать и большинство непереходных глаголов, например, бедствовать, шефствовать, превалировать. Приставочные формы не образуют с исходной формой видовой пары, выражая новые лексические значения начала состояния (затосковать), ограничения (потосковать), однократности (смалодушествовать).
Глаголы группы II (типа приветствовать), обозначающие действия обусловленной длительности, хотя тоже не связанные с переменной состояния, не противопоставляют значений процесса и результата, поэтому способ выражения результата здесь не существен; отдельные глаголы могут иметь приставочные формы совершенного вида, другие имеют единственную форму для обоих видов, но это не приводит к неправильному пониманию. Типичные представители группы – глаголы говорения в широком смысле слова, например советовать, апеллировать, декларировать.
В глаголах группы III (типа четвертовать), обозначающих действия обусловленной длительности, связанные с переменной состояния, результат доминирует над процессом. Таким глаголам не требуется специальная форма выражения результата, а в значении процесса они употребляются редко. К этому типу относятся глаголы, обозначающие действия, осознаваемые исключительно через цель, на достижение которой они направлены, например образовать, дезертировать, ампутировать, амнистировать.
У глаголов группы IV (типа рисовать), обозначающих действия необусловленной длительности, связанные с переменной состояния, члены видовой пары резко противоположны по смыслу, поэтому результат требует формальных отличий, т.е. приставочного выражения. К этой группе относятся переходные глаголы, обозначающие обработку объекта, создание нового (в частности, не называемого) объекта, например фаршировать, бинтовать, конструировать, копировать. Некоторые новые глаголы этой группы ещё не имеют официально признанных приставочных форм, некоторые и при наличии таких форм всё ещё сохраняют двувидовость, однако можно предположить, что при активном употреблении глаголы этой группы должны становиться обычными парными глаголами. Такова, по-видимому, дальнейшая судьбы глаголов хромировать, никелировать и т.п.
Таким образом, из слов, входящих в русский язык с неполным набором морфологических показателей, право на устойчивое существование приобретают только слова, имеющие определённые семантические особенности и/или получающие поддержку со стороны контекста.

Статья опубликована впервые в сб. «Языковая практика и теория языка», вып. 2, М., МГУ, 1978
Статья взята с сайта
http://lidiaknorina.narod.ru/osvoen.htm
развернуть свернутьО СОТРУДНИЧЕСТВЕ
СОТРУДНИЧАЙТЕ С НАМИ
Мы предлагаем щедрые условия вознаграждения наших партнеров - значительную комиссию от стоимости заказов по приведенным Вами клиентам.

Для обсуждения условий сотрудничества, пожалуйста, обратитесь к нам

Вы также можете бесплатно пригласить специалиста по партнерским отношениям к Вам в офис 

или приехать к нам в офис по адресу:


РФ, г.Москва, ул. Бутлерова, д 17 метро Калужская

Переводчикам и редакторам предлагаем заполнить анкету

АНКЕТА ПЕРЕВОДЧИКА
Анкета переводчика/редактора

Письменные переводы:

перевод
редактирование

Степень владения

перевод
редактирование

Устные переводы:

перевод
редактирование

Степень владения

перевод
редактирование

Возможность выполнения срочных заказов

да
нет

Наличие статуса ИП

да
нет

Возможность командировок

да
нет

Для обсуждения условий сотрудничества, пожалуйста, обратитесь к нам