115093, Россия, Москва,
ул. Павловская, 18, офис 3
+7 495 204-17-38

9:00-19:00 МСК, пн-пт

развернуть свернутьО «Лингвотек»

Бюро переводов «Лингвотек» может по праву считаться международным. За 12 лет работы мы выполнили более 50000 переводческих заказов как для корпоративных, так и для частных клиентов. Мы дорожим нашей репутацией, поэтому максимальное внимание уделяем качеству выполняемых нами переводов. Мы сотрудничаем только с опытными квалифицированными переводчиками. Штат нашей компании насчитывает 30 постоянных переводчиков и более 1000 узкоспециализированных специалистов. Охват языков с которыми мы работаем по-настоящему впечатляет: 285 основных языковых пар. Основные языки:

Наиболее растространенные тематики/востребованные лингвистические услуги:

Более 500 клиентов по всей России рекомендуют нас как надежных партнеров:

Мы предлагаем лучшие на российском рынке переводческие услуги
по соотношению стоимости и качества

Агентство переводов «Лингвотек» снимает языковые барьеры. Мы с энтузиазмом берёмся за выполнение тестовых переводов, а любую консультацию о переводе и правовом оформлении документов Вы можете получить обратившись к нам любым удобным Вам образом:

Свяжитесть с нами

РФ, г.Москва, ул. Павловская, 18, офис 3

или оставьте Ваш телефон - с Вами свяжется наш менеджер
и поможет выработать наиболее оптимальный формат сотрудничества.

*уточняйте у менеджера

Преимущества нашего агентства:
гибкость и комплексный подход
высочайшее качество переводческих услуг
безукоризненное соблюдение сроков
специализированные департаменты
курьер бесплатно*

Центр переводов Лингвотек — это Лучшее в Центральной России бюро переводов по соотношению цена-качество!

С.Д. ГЕРЦЕВ Графика и транскрипция заимствованных имен

 

С. Д. Герцев

ГРАФИКА И ТРАНСКРИПЦИЯ ЗАИМСТВОВАННЫХ ИМЕН

(Текст. Структура и семантика. Т. 1. - М., 2001. - С. 296-307)


В настоящей статье рассматриваются варианты несклоняемых (по другой терминологии- неизменяемых) имён существительных (далее - НС) иноязычного происхождения,которые в весьма значительном количестве встречаются в текстах русских книг,переведенных с других языков. Тематика этих текстов также весьма разнообразна:переводная художественная литература, специальные статьи и монографии, посвящённыеистории, философии, религии, искусству и языку соответствующих стран.По языку-источнику все НС иноязычного происхождения можно разделить на двебольшие группы: а) слова, заимствованные из западноевропейских языков (преимущественно- из французского, итальянского, испанского и латыни), б) слова, пришедшие извосточных языков (в основном - из японского, китайского и санскрита, в меньшемколичестве - из тибетского, монгольского, корейского и др.).Между этими двумя группами имеется принципиальное различие. НС первой группы,помимо переводных текстов, в большом количестве встречаются прежде всего в оригинальнойрусской литературе самых разнообразных жанров и содержания, поэтому они отраженыв различных словарях современного русского языка (толковых, орфографических,словарях иностранных слов и других лексикографических источниках), в то времякак НС второй группы в словарях, как правило, не фиксируются или же присутствуюттам в очень незначительном количестве, и мы находим эти слова лишь в переводнойи специальной литературе.Все эти существительные не имеют формального выражения категорий числа и падежа,поэтому их иногда относят к нулевому склонению. Однако их принадлежность к одномуиз трёх родов поволяет им быть включёнными в грамматический контекст предложенияи тем самым - в контекст всего сообщения. Иными словами, в конкретном предложенииНС довольно однозначно воспринимаются в значении того или иного падежа и числа.И. П. Мучник считает, что своеобразие таких лексиче единиц "заключается преждевсего в том, что они отличаются в плане выражения весьма сложным переплетениемсинтетических и аналитических черт" (Мучник, 1964,149). Процесс включения НСв текст при этом описывается через механизм субституции: "Синтетический характеру падежных форм рассматриваемых существительных конструируется в результатесубституции, а именно путём подстановки под под неизменяемые по внешнему видуформы, чрезвычайно мало частотные, функционально идентичных с ними, но неизмеримоболее частотных форм с падежными флексиями; иными словами, здесь в силу системногохарактера языка вместо наличествующих выступают субституируемые падежные окончания"(Мучник,1964, 149).Поскольку субституируемые падежные флексии определяются лишь на основе соответствующих(аналогичных) флексий у элементов грамматического окружения, то возникает необходимостьвыделения двух серий показателей: нулевых (субституируемых) - у НС, и формальновыраженных (реальных) - у определяющих НС элементов непосредственного грамматическогоокружения, которыми являются "адъективы в широком смысле (прилагательные, местоимения-прилагательные,числительные-прилагательные, причастия), ср.: сладкое молоко - сладкое какао,сладкого молока - сладкого какао, сладкому молоку - сладкому какао и т.д.", при этом "второй ряд показателей подтверждает идентичность позиций в составесловосочетания существительных с изменяемым и неизменяемым морфологическим составом"(Мучник, 1964, 150). Восприятие и правильная идентификация различных НС в русскомтексте осложняется ещё и тем, что многие из этих слов выступают в разных вариантах,причём большая часть этих вариантов вообще не рассматривалась в лингвистическойлитературе. Все варианты можно разделить на три типа: графические, транскрипционныеи грамматические. В данной статье будут рассмотрены варианты лишь двух первыхтипов, поскольку варианты третьего типа (грамматические) ввиду сложности материалатребуют детализированного описания и анализа, которые могут быть осуществленытолько в рамках отдельной статьи.Для заимствованных НС основной формой в бюро переводов следует считать их написание в русскойграфике, а вариантом - их передачу средствами латинского алфавита в соответствиис орфографическими нормами того или иного конкретного языка-источника. Числотаких вариантов может быть очень велико; так, из общего количества НС с финалью-о из 212 слов, зафиксированных в "Грамматическом словаре русского языка" А.А. Зализняка (М., 1977), на долю слов, имеющих латинские графические варианты,приходится 94 лексические единицы, что составляет 44,34 % (Герцев, 2001, 120).Латинские графические варианты соответствующих НС, в свою очередь, составляютлишь незначительную часть от общего числа иноязычных слов и выражений, употребляющихсяв русских текстах в качестве латинских графически вкраплений, которые зарегистрированыв трехтомном "Словаре иноязычных выражений и слов, употребляющихся в русскомязыке без перевода" А. М. Бабкина и В. В. Шендецова (СПб.,1994) в количестве19 000 лексических единиц. Приведём несколько примеров графических вариантовНС в составе предложений, взятых из этого словаря. Если следствием pronunciamientoбудет то, что часть офицеров повысятся в чинах, солдаты получат небольшую денежнуюнаграду (БШ,1069). Pronunciamiento (исп.) 'восстание, возмущение';Но легкость torero не в том, чтоб быть в беспрестанном движении, перебегатьс места на место: это признаки дурного torero (БШ,1248).Torero (исп.) 'участник боя быков, наносящий быку смертельный удар'.Presto по волшебству своих звуков сильно действует на воображение (БШ,1055).Presto (итал.) 'часть инструментального произведения, написанная в быстромтемпе'.Для рядового, неподготовленного читателя подобные иноязычные графические вкрапления,по-видимому, малопонятны или вообще не понятны, в связи с чем и возникла потребностьв специальном словаре. Л. В. Кнорина, например, считает, что "с точки зрениячеловека, воспринимающего текст, неизвестность семантики слова тоже можно считатьего семантическим свойством; это свойство мы называем иероглифичностью", отметивпри этом, что "в лингвистической литературе употреблялся термин иероглифическиеэлементы для обозначения символов, иностранных слов и других элементов,ограниченно включающихся в грамматическую систему языка" (Кнорина, 1978,42).Сходным образом, хотя и в несколько другом аспекте, интерпретирует появлениелатинских графических аббревиатур и отдельных слов, например, в японском текстеЕ. В. Маевский: "Мне представляется, что и в буквенных аббревиатурах, и в орфографическихэкзотизмах латинский алфавит выступает в глазах японцев как своего рода иероглифика.Существенным оказывается здесь не то, что слово передаётся на письме пофонемно(не посложно и не пословно), а то, что оно имеет необычный, ярко-индивидуальныйзрительный облик" (Маевский, 2000, 142).Что касается латинографических вариантов НС, то они именно в силу своей "иероглифичности"закрепляли как свою собственную грамматическую неизменяемость, так и поддерживалитенденцию к несклоняемости у соответствующих слов и в русской графике. Этомув немалой степени способствовал и "заимствованный" род многих таких существительных.Возьмём в качестве примера едва ли самое употребительное НС этого типа - пальто:"В повестях и романах, написанных около середины минувшего века (т.е. XIX в.- С. Г.) или несколько раньше, слово это печаталось французскими буквами: "оннадел свой модный paletot", "его ветхий paletot был в пыли" По-французскиpaletot - мужского рода" (БШ, 1994, 976).Несклоняемость иноязычных слов в латинской графике, в том числе и НС, не имеетабсолютного характера; весьма редко, но всё же встречаются случаи обозначенияпадежных флексий, например: Она занята esperant'ом и говорит, говорит, непереставая (БШ, 1994, 465).Особенно интересны случаи, когда к флективно не изменяемому слову-"иероглифу",который потенциально является вполне склоняемым существительным, через апостроф"агглютинативным способом" присоединяется чисто визуальное падежное окончание;такой способ включения иноязычных слов в русский текст характерен для санскритскихтерминов в латинской транскрипции (иллюстративный материал взят из кн.: "Буддизм.Словарь. 1992", далее - БС); У sansara'ы достаточно признаков, чтобы определитьеё как "круговерть бытия" (БС, 1992, 223). Sansara (санскр,) 'метемпсихоз';В prajna-paramita'е пребывают только просветлённые существа (БС, 1992,204). Prajna-paramita (санскр.) 'способ религиозного спасения через постижениетрансцендентальной мудрости'. В русской же транскрипции подобные термины легкоизменяются по падежам обычным способом: сансара - сансары - в сансареи т. п.Следует различать слова в исходном латинском написании, заимствованныеиз западноевропейских языков, которые могут быть введены в русский текст в статусеграфических вариантов, среди которых имеется определённый процент НС, и латинскуютранскрипцию иноязычных слов из ряда восточных языков на нелатинской графическойоснове (далее везде термин транскрипция употребляется в значении фонемнойтранскрипции).Латинская транскрипция санскрита имеет самое широкое применение. В научномобиходе почти отказались от традиционного индийского алфавита деванагари: изданыклассические тексты на санскрите и санскритские словари в латинской транскрипции.И самое главное - латинская транскрипция санскритских слов доминирует в научныхрусских текстах по индологии, буддологии и другим областям востоковедческихисследований, хотя во многих случаях применяется и русская транскрипция.Иначе обстоит дело с латинской транскрипцией в китайском и японском языках,где она используется лишь как вспомогательное средство для обозначения чтенияиероглифов и слов в различных словаях, спрвочниках и т.д., а также для передачипроизношения японских и китайских слов (имён, фамилий, географических названий,отдельных понятий) в текстах на западноевропейских языках. В русских текстах(от художественных до научных) используется почти исключительно русская транскрипциякитайских и японских слов.Системы транскрипции, разработанные для конкретных языков, постоянно совершенствовалисьв целях более точной передачи фонетической системы этих языков, а следовательно,и произношения слов, и одновременно для упрощения средств графической репрезентациифонем, чтобы облегчить практическое применение соответствующих транскрипционныхсистем. Результатом этого явилось возникновение транскрипционных вариантов внаписании одних и тех же слов.Среди НС имеется довольно значительное количество таких вариантов, из которыхнаибольшая часть приходится на лексику восточного происхождения, Именно в этомлексическом слое можно обнаружить большой процент явно ошибочных транскрипционныхвариантов, которые характерны в основном для русской транскрипции иноязычныхпо происхождению НС. В этой связи следует особо отметить, что вторым (послезападноевропейских языков) источником постоянного пополнения фонда НС являютсяпрежде всего японский, а также китайский языки.Наличие и разнообразие транскрипционных вариантов НС требуют определённыхусилий лексикографов по их нормализации. Как нам представляется, необходимовыделять основной (фонетически более точный и употребительный) и дополнительный(менее точный и устаревший) варианты, причём дополнительных вариантов можетбыть несколько и их целесообразно обозначать словарными пометами типа редк.или устар., устраняя при этом все ошибочные варианты.Такие разновидности транскрипционных вариантов можно выявить и в ряде НС европейскогопроисхождения, хотя их число не очень значительно, например: арпеджио (арпеджо),гидальго (идальго), каприччио (каприччо), пиццикато (пиччикато), солъфеджио(сольфеджо), фаблио (фабльо), фортепьяно (фортепиано) и т.д.Для НС японского происхождения существуют в основном два источника возникновениятранскрипционных вариантов, некоторый разнобой в русской транскрипции японскихслов и неправильный перевод латинской транскрипции японской лексики в русскую.Крупный специалист в области японского языка Н. А. Сыромятников считает, что"русские написания японских слов нуждаются в унификации", и следующим образомхарактеризует сложившуюся в этой области ситуацию: "Хотя в научных трудах поЯпонии принята транскрипция Поливанова, в которой shi обозначается си,chi - ти, ji - дзи, e - э, jo - ё, в прессе нередковстречается и транскрипция Спальвина (в настоящее время устаревшая - С.Г.),в которой вместо ти находим ци, вместо э - е, вместо ё- йо. На географических картах и в печати обе транскрипции зачастую смешиваются,что приводит к путанице" (Сыромятников, 1968, 44). К этому можно добавить,что за последние 30 лет нормативная поливановская транскрипция полностью вытеснилаиз регулярного обращения транскрипцию Спальвина; реликты последней сохранилисьтолько в нескольких географических названиях Японии, которые стали традиционнымии менять их, по нашему мнению, вряд ли целесообразно, например: Токио- на поливановское Токе, Киото - на Кёто, Иокогама - на Ёкохамаи т.п. По поводу последнего названия Н. А. Сыромятников разъясняет: "Кстати,принятое написание Иокогама вообще обязано своим возникновением недоразумению.Не зная, что японское h - звук глухой, его обозначили г, подобно немецкомуh. Надо писать Ёкохама" (Сыромятников, 1968, 51). В японском языке гласныеразличаются по долготе, которая обозначается (чёрточкой над гласной или двоеточиемпосле неё) только в научных работах, учебниках и словарях и не обозначаетсяв изданиях для массового читателя, хотя в редких случаях она встречается и тами передаётся удвоенной гласной (Сусаноо - 'бог ветра', Оокуни- 'женское имя'); таким образом, поливановская транскрипция существует как быв двух "разновидностях": То:кё/Токё - 'Токио', Кё:то/Кёто - 'Киото'.Приведём для сравнения транскрипционные варианты некоторых НС (японских слов)по системе Спальвина и их нормативное написание по Поливанову (в скобках): йосемоно(ёсэмоно) - 'название кушаний типа ассорти или рагу'; Йоко (Ёко)- 'женское имя'; ета (эта) - 'японский парий'; моци (моти) - 'рисоваялепёшка'; хибаци (хибати) - 'японская жаровня'. В Японии и других странахиспользуется латинская транскрипция для японского языка - ромадзи (букв.'римские знаки') в двух вариантах - старом и новом, причем широкое практическоеприменение получила старая ромадзи. В этой системе буквенное обозначение некоторыхслогов резко расходится с их передачей средствами русской графики, поэтому припереводе литературы, содержащей названия японских реалий и часто написаннойяпонскими авторами, с западноевропейских языков (прежде всего - с английского)на русский под влиянием английской орфографии неправильно передаются буквамирусского алфавита указанные слоги, что в итоге приводит к неправильному написаниюслов, затрудняющему их идентификацию. Так, например, слог shi передаётся русскимши (вместо правильного си), слог sha передаётся как ша(вместо ся), sho - шо (вм. сё), shu - шу (вм. сю),cha - ча (вм. тя), chi - чи (вм. ти), cho - чо(вм. тё), chu - чу (вм. тю), za - за (вм. дза),ja - джа (вм. дзя), jo - джо (вм. дзё), tsu - тсу(вм. цу), nya - нья (вм. ня), wo - во (вм о)и т.д. (более подробно см. "Таблицу соответствия русской транскрипции, каныи старой ромадзи", а также "Таблицу соответствия стаорой ромадзи, русской транскрипциии каны" на разворотах первого тома двухтомного "Большого японско-русского словаря"под ред. Н.И. Конрада (М., 1970).А теперь дадим несколько примеров ошибочных транскрипционных вариантов НСиз числа тех, которые в изобилии встречаются в текстах русской периодики и переводнойлитературы (примерно половина из них - японские имена и фамилии, названия фирми т.п.) в сопоставлении с их нормативными вариантами, указанными в скобках:джиу-джитсу (дзюдзюцу) - 'то же, что и дзюдо'; шиатсу, шиацу (сиацу)- 'вид массажа', сашими (сасими) - 'строганина', система профессораНиши (Ниси) - 'комплекс лечебных упражнений', ниндзютсу (ниндзюцу)- 'искусство ниндзя', шози (сёдзи) - 'раздвижные перегородки в японскомдоме', Шова, Сиова (Сёва) - 'название годов правления императора Хирохито,1926-1979', мочи (моти) - 'рисовая лепёшка', Хитачи (Хитати) -'название фирмы', тамагочи (тамагути) - 'игрушка на микросхемах', мизутайматсу(мидзутаймацу) - 'специальные факелы, не гаснущие на ветру и в сильный дождь'.Все эти и многие другие лексические единицы были извлечены из текстов соответствующейтематики, т. е. из конкретных предложений типа:Первый принцип, на котором настаивают все без исключения учителя ниндзютсу(ниндзюцу), - это принцип естественности шицен (сидзэн) (Цит. по кн.: С.А. Гвоздев, И. В. Кривоносов. Ниндзя. Тайны демонов ночи, Минск, 1998, 153).Для подачи сигнала ниндзя пользовались факелами мизутайматсу (мидзутаймацу),которые не гасли, даже при сильном ветре и в проливной дождь (Там же, 329).Среди НС китайского происхождения, обозначающих различные реалии китайскогобыта и духовной культуры, почти не встретилось никаких транскрипционных вариантов;все НС переданы в единственной существующей русской транскрипции, созданнойизвестным китаеведом Н. Я. Бичуриным в 1839 году и узаконенной употреблениемв "Полном китайско-русском словаре" Палладия (П. И. Кафарова) и П. С. Попова(Пекин, 1888), откуда она получила название палладиевской. Эта транскрипция"сохранила свои позиции и с незначительными изменениями используется и поныне"(Мацаев, Орлов, 1966, 3-4). Приведём несколько НС, которые имеют только единствённый(нормативный) вариант написания: багу - 'экзаменационное очинение в старомКитае', дао - 'единый всемирный закон развития', дацзыбао - 'настеннаягазета', иньдэ - 'тайный благородный поступок', кунхоу - 'музыкальныйинструмент типа арфы', лаодао - 'даосский монах', ли - 'китайскаяверста', мао - 'китайский гривенник', нигу - 'буддийская монахиня',хуацяо - 'китайцы-эмигранты' и мн. др. Нестандартные варианты типа кунфу(гунфу) - 'боевые искусства', тайчи (тайцзи) - 'гимнастика тайцзицюань'составляют совсем незначительный процент слов от общего количества НС, чегонельзя сказать о различных названиях, именах, фамилиях и т.п. Разнобой в ихнаписании и масса ошибочных вариантов имеют те же корни, что и в японском языке.Дело в том, что само явление ошибочной вариантности в транскрипционной передачеиноязычных по происхождению слов гораздо шире феномена несклоняемости имён существительных.Иными словами, НС иноязычного происхождения (в данном случае - китайского) составляютлишь часть от общего числа заимствованной лексики, записанной в русскойтранскрипции. Системность же любой транскрипции проявляется, во-первых, в том,что сфера охвата ею соответствующего лексического слоя неограниченна (т.е. онавключает, к примеру, и несклоняемые и склоняемые существительные), во-вторых- в том, что нарушения в транскрибировании слов тоже носят системный характер,поэтому можно выявить некоторые типы этих нарушений (типы ошибочных вариантов),в-третьих, отсюда следует вывод, что ошибочные варианты НС должны рассматриватьсяс более широких позиций - в общем русле всех ненормативных вариантов, но вместес тем необходимо выделять внутри них группу НС как непосредственный предметданного исследования. Представляется, что только такой подход позволит наиболееполно вскрыть сущность явления ошибочной (ненормативной) вариантности вообщеи конкретно - в сфере НС, которые в силу специфики фонологических и морфонологическихсистем соответствующих языков-источников явно преобладают в общей массе иноязычныхзаимствований. В частности, искажённая передача средствами русской графики китайскихгеографических названий всех типов (склоняемых и несклоняемых) имеет долгуюисторию. Возникнув ещё в допалладиевский период и восходя к различным западноевропейскимтранскрипциям, такие написания чаще всего представляли собой буквальный слепокс последних (без учёта их реального китайского чтения), а некоторые из них благополучносохранились до наших дней и стали традиционными. Изыестный учёный-синолог (впоследствииакадемик) В. М. Алексеев во время своей научной экспедиции в Северный Китайв 1907 году именно такие транскрипционные топонимы подверг резкой критике: "Чтоже касается транскрипции географических названий на немецкой карте, котороймы пользуемся, то она такова, что если бы мы доверились ей, то, наверное, недалекобы уехали. Ещё ужаснее наша русская (допалладиевская - С. Г.) транскрипция,представляющая собой не более как перевод западной и уже искажённой транскрипциикитайских имён и названий и превращающая таким образом Бейцзин в Пекин, Гуандун- в Кантон, Цзяочжоу - в Киао Чао, Тайвань - в Формозу и т. д." (Алексеев, 1958,152).К сказанному можно лишь добавить, что даже после введения и закрепления палладиевскойтранскрипции всякого рода ненормативные и просто ошибочные варианты (при которыхстираются фонологические противопоставления разных слов типа мел - мель)постоянно появлялись и появляются во всевозможных названиях, именах и фамилиях.Пожалуй, самым ярким примером, свидетельствующим о неблагополучии в этой области,является то, что на титульном листе "Большого русско-китайского словаря" (далее- сокр. БРКС) (Пекин, 1963), составленного видными китайскими филологами-русистами,из семи авторских фамилий и имён пять оказались ошибочными в указанном фонологическомсмысле, в том числе и имя главного редактора этого словаря: Лю Цзе-жун(вместо правильного Лю Цзэ-жун), Ван Цзы-юн (вм. Ван Цзы-юнь),Ли И-фан (вм. Ли И-фань), Шен Ин (вм. Шэнь Ин),Шен Фэн-вэй (вм. Шэнь Фэн-вэй). Поясним, что определение правильногочтения и, соответственно, правильной транскрипции этих фамилий и имён было осуществленопутём сопоставления приведённых там же их иероглифических написаний с транскрипционными;то же самое относится и к названию издательства: "Шанву иншугуань" (вм."Шанъу иньшугуань"). Сложившаяся ситуация усугубляется ещё и тем, чтодля китайского языка существует множество латинских транскрипций: три собственнокитайских транскрипции, более десятка английских транскрипиионных систем разныхавторов, две французские транскрипции и более трех систем немецкой транскрипции.Второй причиной постоянной путаницы при переводе латинских транскрипционныхсистем китайского языка в русскую является большая условность в написании китайскихслогов латиницей и отсюда - их резкий контраст с русской транскрипцией. Вотлишь несколько примеров из английской транскрипции: ch'ieh - це, chieh- цзе, chio - цзюэ, keang - цзян, meih - ми, pang- бан, twei - дуй и т.д. Для успешного решения столь сложных задачприменяются специальные сравнительные таблицы слогов китайского языка для переводаодной транскрипции на другую, которые объединены в единое "Пособие по транскрипциии правописанию китайских слов" (Мацаев, Орлов,1966, 3-224). Этот справочникдолжно иметь каждое крупное издательство. На практике такое случается далеконе всегда, поэтому страницы многих русских переводных изданий пестрят чудовищными"транскрипциями" китайских слов, которые даже специалисту порой трудно идентифицировать,не говоря уже о рядовом читателе. Все приведённые ниже примеры подобных текстоввзяты из книги "Дао: гармония мира" (М.: ЭКСМО-Пресс; Харьков: Фолио, 2000 (серия"Антология мысли")) с указанием в скобках нормативных вариантов и номеров страниц:Если мы раскроем книги Сикинг ("Шицзин"), Секинг ("Шуцзин") и Икинг ("Ицзин"),происхождение которых несомненно относится ко времени доконфуцианскому, т.е.к первым годам царствования династии Сиу (Чжоу), то увидим, что в этих книгахнаходятся все те идеи, которые впоследствии проповедовал Конфуций (391);Конфуции, родившийся в ноябре 551 г. до Р. Хр. и умерший в апреле 479-го,действовавший и проповедовавший своё учение преимущественно во время царствованияимператора Кей-воо (Цзин-ван) из династии Сиу (Чжоу}, не скоро получил такойавторитет, каким он пользовался потом в продолжение более чем 20 столетий (390);Будучи тайси (тайши), т. е. начальником комиссии для составления древнейистории Китая, Сыма Цянь ... в 91 г. до Р. Хр. издал свой превосходный труд"Историческое повествование" - "Си-Ки" ("Ши цзи"), состоящий из 126 книг (392);Из всех философов один Конфуций может быть поставлен в одном ряду с Лаоси(Лаоцзы); Менси (Мэн-цзы), Канписи (Кань Фэй-цзы), Соси (Чжуан-цзы) и другиеписатели, жившие в III и IV вв. до Р. Хр., пишут совсем иначе, чем наш философ(395).Весь этот текстовой материал содержит 11 транскрипционных вариантов лексическихединиц китайского происхождения, из которых 4 слова - названия книг (три склоняемыхсуществительных: Сикинг, Секинг, Икинг и одно НС - Си-Ки) представляютсобой, насколько можно судить по неточным русским написаниям, транслитерациюанглийской или французской транскрипции этих названий, поскольку в обеих транскрипцияхмногие слоги, как и в данном случае, совпадают. Остальные 7 слов относятся кразряду НС, из них 4 - имена древнекитайских философов (Канписи, Лаоси, Менси,Соси), 2 - наименования лиц различных социальных рангов (Кей-воо- 'имя правителя', царствовал 519-468 гг. до н.э.; тайси - 'придворныйисториограф') и 1 - название древнекитайской династии (Сиу), котораясуществовала в период 750-241 гг. до н. э. Из этих 7 НС пять слов (Канписи,Кей-воо, Сиу, Соси, тайси) - это японское чтение соответствующих китайскихслов, которые обозначают древнекитайские реалии, причём два из них затранскрибированыненормативно даже в японской огласовке: Кей-воо (вм. Кэйо), Сиу(вм. Сю). Китайские реалии в китайском по содержанию тексте должны передаватьсятолько китайскими же словами в стандартной русской транскрипции, поэтому ихправильное транскрибирование будет соответственно: Хан Фэй-цзы, Цзин-ван(в китайском произношении имя этого правителя стало склоняемым), Чжоу, Чжуан-цзы,тайши. Оставшиеся два слова (Лаоси, Менси) представляют собой смешанноекитайско-японское чтение одних и тех же иероглифов имён двух великих древнекитайскихмыслителей - Лао-цзы и Мэн-цзы (по два слога-иероглифа в каждомимени), где первый корнеслог каждого имени дан в китайском чтении, а второй- в японском; для сравнения их имена в японской огласовке соответственно будут:Роси и Моси.Такого рода псевдотранскрипционные варианты НС никогда не должны вводитьсяв русский текст во избежание полного затемнения его смыслового содержания. Особоподчеркнём, что в этом плане здесь на первое место выступает основная семантико-функциональнаясвязь: текст (макроконтекст) - транскрипционные варианты НС. И действительно,ведь как раз имена, фамилии, топонимы, названия исторических эпох, должностей,исторических и мифологических персонажей, а также основные понятия из областиматериальной и духовной культуры, включая бытовые реалии, - все они служат структурообразующимиэлементами (так называемыми ключевыми словами) в формировании контекста всегосообщения, того общего смыслового единства, в рамках которого и реализуетсятекст вместе со всеми своими конституентами (различными языковыми единицамии прежде всего - лексическими). В прагматическом аспекте весь представленныйв данной работе лингвистический материал свидетельствует, по нашему мнению,об актуальности затронутых в ней проблем.


Литература

Алексеев В. М. В старом Китае. Дневники путешествия 1907г. М.,1958. Бабкин А. М., Шендецов В. В. Словарь иноязычных выражений и слов, употребляющихсяв русском языке без перевода. Тт. 1-3. СПб., 1994Большой русско-китайский словарь / Под ред. Лю Цзэ-жуна. Пекин, 1963. Большой японско-русский словарь / Под ред. Н .И. Конрада. М., 1970. Герцев С. Д. К вопросу о несклоняемости иноязычных имён сушествительных сфиналью -о в русском языке. // Русское слово. Материалы межвузовской конференции.Орехово-Зуево, 2001.Зализняк А. А. Грамматический словарь русского языка. М., 1977. Кнорина Л. В. Функционирование слов с неполным набором мофологических показателейв современном русском языке. КД. М., 1978. Маевский Е. В. Графическая стилистика японского языка. М., 2000. Мацаев С. А., Орлов В. Г. Пособие по транскрипции и правописанию китайскихслов. М., 1966. Мучник И. П. Неизменяемые существительные, их место в системе склонения итенденции развития в современном русском литературном языке // Развитие грамматикии лексики современного русского языка. М., 1964.Сыромятников Н. А. Об уточнении русской транскрипции японских слов // Японскаяфилология. М., 1968.


развернуть свернутьО СОТРУДНИЧЕСТВЕ
СОТРУДНИЧАЙТЕ С НАМИ
Мы предлагаем щедрые условия вознаграждения наших партнеров - значительную комиссию от стоимости заказов по приведенным Вами клиентам.

Для обсуждения условий сотрудничества, пожалуйста, обратитесь к нам

Вы также можете бесплатно пригласить специалиста по партнерским отношениям к Вам в офис 

или приехать к нам в офис по адресу:


РФ, г.Москва, ул. Павловская, 18, офис 3

Переводчикам и редакторам предлагаем заполнить анкету

АНКЕТА ПЕРЕВОДЧИКА
Анкета переводчика/редактора

Письменные переводы:

перевод
редактирование

Степень владения

перевод
редактирование

Устные переводы:

перевод
редактирование

Степень владения

перевод
редактирование

Возможность выполнения срочных заказов

да
нет

Наличие статуса ИП

да
нет

Возможность командировок

да
нет

Для обсуждения условий сотрудничества, пожалуйста, обратитесь к нам