Москва, ул. Бутлерова, д 17
Калужская
+7 (495) 204-17-38

9:00-19:00 МСК, пн-пт









Стоимость перевода:
0 р.

развернуть свернутьО «Лингвотек»

Бюро переводов «Лингвотек» может по праву считаться международным. За 12 лет работы мы выполнили более 50000 переводческих заказов как для корпоративных, так и для частных клиентов. Мы дорожим нашей репутацией, поэтому максимальное внимание уделяем качеству выполняемых нами переводов. Мы сотрудничаем только с опытными квалифицированными переводчиками. Штат нашей компании насчитывает 30 постоянных переводчиков и более 1000 узкоспециализированных специалистов. Охват языков с которыми мы работаем по-настоящему впечатляет: 285 основных языковых пар. Основные языки:

Наиболее растространенные тематики/востребованные лингвистические услуги:

Более 500 клиентов по всей России рекомендуют нас как надежных партнеров:

Мы предлагаем лучшие на российском рынке переводческие услуги
по соотношению стоимости и качества

Агентство переводов «Лингвотек» снимает языковые барьеры. Мы с энтузиазмом берёмся за выполнение тестовых переводов, а любую консультацию о переводе и правовом оформлении документов Вы можете получить обратившись к нам любым удобным Вам образом:

Свяжитесть с нами

РФ, г.Москва, ул. Бутлерова, д 17 метро Калужская

или оставьте Ваш телефон - с Вами свяжется наш менеджер
и поможет выработать наиболее оптимальный формат сотрудничества.

*уточняйте у менеджера

Преимущества нашего агентства:
гибкость и комплексный подход
высочайшее качество переводческих услуг
безукоризненное соблюдение сроков
специализированные департаменты
курьер бесплатно*

Центр переводов Лингвотек — это Лучшее в Центральной России бюро переводов по соотношению цена-качество!

Введение: параметры социолингвистики


Ф. К. Бок

СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА И СТРУКТУРА ЯЗЫКА

(Новое в лингвистике. Вып. VII. Социолингвистика. - М., 1975. - С. 382-396)


Поиски убедительных аналогий между структурой языка и структурой других аспектовкультуры занимают значительное место в современных антропологических исследованиях.Ученых, обращавшихся последнее время к этой проблематике, можно, пожалуй, разделитьна две большие группы. К первой относятся последователи Уорфа, которые самымиразнообразными способами пытаются обнаружить соответствия (congruencies)между языком какого-либо конкретного социума и его культурными ценностями, системойвосприятия и практическим поведением. Вторая группа - это ученые типа Пайка,стремящиеся сформулировать общую теорию человеческого поведения. В рамках этойтеории язык является лишь одним из изучаемых специфических объектов. несмотряна то, что ему принадлежит центральное место (Пайк 1954-1960).
Настоящая работа была осуществлена в рамках этого последнего направления.Я проведу несколько аналогий между структурой языка и структурой общества. Аналогииэти в другой моей работе послужили основой для дескриптивного описания структурныхединиц общества и выяснения отношения между этими единицами [1].
Основой такого подхода является убеждение, что все языковые формы (морфемы,синтаксические и морфологические структуры и т. п.) составляют подкласс болееобщей категории - категории культурных форм. Следуя определению Редфилда,согласно которому культура есть "традиционная общность понимания (understandings),реализующаяся в действии и артефакте - его материальном результате" (Редфилд1941, 132), я предлагаю понимать под культурной формой следующее. Культурнаяформа - это набор взаимосвязанных и частично произвольных ожиданий, понимании,верований и соглашений, разделяемых членами социальной группы, который, какэто можно показать, воздействует или воздействовал на поведение некоторых членовданной группы (Бок 1962, 15).
Языковые формы - это культурные формы par excellence, поскольку в целом междучленами языкового сообщества существует очень высокая степень согласия в определениисвойств и потенциальном распределении известных данной группе фонем, морфем,тагмем и т. д. Такие частично произвольные понимания и ожидания воздействуютвполне предсказуемым и определимым образом на языковое поведение членов коллектива,оставаясь, как правило, в области под- или надсознания. Регулярность этого "влияния"настолько велика, что лингвист может построить описание языковой структуры набазе довольно ограниченного количества наблюдений.
Адекватное описание структуры какого-либо языка - это представленное в терминахоппозиций определение конечного числа языковых форм и строгое фиксирование потенциальныхвозможностей комбинации их в речи [2]. Я полагаю,что сходным образом могут быть описаны (причем описаны систематически и экономно)единицы и отношения других культурных форм, функционирующих иначе, чем речевоеповедение. Для описания такого рода я бы предложил ввести по меньшей мере тритипа единиц, а именно: I. Социальные роли (и классы ролей). II. Отрезки (и измерения)социального времени. III. Участки (и измерения) социального пространства.
Подобно языковым формам социальные роли также образуют некий подкласс культурныхформ. Каждая роль состоит из ожиданий относительно поведения классов индивидов,иначе именуемых "исполнителями" ("actors"). Эти поведенческие ожидания (частичнопроизвольные и связанные между собой), формирующие данную социальную роль, называютсяатрибутами этой роли (Брунер и др. 1956, 25-49). Один или несколько такихатрибутов являются "критериальными" (там же, стр. 30), или "опорными" (Надель1957, 32), в том смысле, что они определяют право исполнителей нести функцииданной роли. Другие атрибуты, связанные с ними или являющиеся их результатом,могут рассматриваться как свободные или связанные поведенческие варианты. Инаконец, в соответствии с присущими им атрибутами и/или их заменяемостью в некоторомокружении социальные роли могут группироваться в классы ролей.
При таком подходе языковым аналогом социальной роли будет морфема со своимисвободными и связанными алломорфами и вхождением в дистрибуциошше классы морфем.Попытаемся теперь исследовать внутреннюю структуру и внешнюю дистрибуцию этихдвух аналогичных единиц.
По мнению Брауна (см. Брунер и др. 1956, 263-264), морфемы являются содержательнымикатегориями, а фонемы - их атрибутами; именно неповторимость отбора иупорядочения этих атрибутов (которые на другом уровне анализа сами являютсякатегориями) определяет каждую морфему. Любая языковая система предписываетодни способы упорядочения и запрещает другие. Как считает большинство лингвистов,фонемы-атрибуты сами по себе не имеют значения, они приобретают его только внекоторых традиционных сочетаниях.
Сходство этих свойств языковых единиц и внутренней структуры социальных ролейна первый взгляд не столь очевидно. И все же я попытаюсь продемонстрироватьполезность такой аналогии. Прежде всего, поведенческие атрибуты - как абстрактные(например, легкая шуточка, осуществление юридической власти), так и конкретные(обращение к слушателям, приготовление пищи) - могут относиться к несколькимролям в рамках данной культуры; некоторые же из этих атрибутов могут выходитьза рамки одной культуры. Поэтому именно дистинктивный отбор и упорядочение такихатрибутов делает возможным идентификацию какой-либо роли внутри конкретной культурыв терминах теории оппозиций. При структурном подходе манифестацию одного какого-либоповеденческого атрибута можно рассматривать как не имеющую значения - она становитсязначимой только в сочетании с другими атрибутами, квалифицируя некоторуюсоциальную роль. Все это аналогично тому, как фонемы, сами значения не имеющие,делают высказывания отличными друг от друга.
Однако спецификация атрибутов, составляющих внутреннюю структуру роли(или морфемы), есть только одна сторона анализа. Не менее важно установить потенциальнуювнешнюю дистрибуцию этих единиц.
Внешняя дистрибуция социальной роли определяется в первую очередь ее отношениемк другим социальным ролям, то есть возможностями их сочетаемости. Мёртон в своихработах о "наборе ролей" (role-set) рассматривал эту проблему с несколько инойточки зрения. Он употребляет этот термин для обозначения "того комплекса ролевыхотношений, в который личности вовлекаются лишь в силу того, что они имеют определенныйсоциальный статус" (Мёртон 1957, 110). Он подчеркивает, что с каждым социальнымстатусом связана "не одна, а целое множество ролей", так что, например, "статусшкольного учителя в США имеет свой отличительный набор ролей, включающий учеников,коллег, директора школы и инспектора, отдел народного образования, профессиональныеассоциации и порой даже местные благотворительные организации" (Мёртон 1957,110-111).
Центральным пунктом теоретических интересов Мёртона в этой области является"функциональная проблема формирования компонентов многочисленных наборов ролей...так что создается определенная степень социальной регулярности", и носителисоциального статуса не подвергаются опасности "крайнего конфликта в их наборахролей" (там же, стр. 111). Мёртон анализирует и некоторые социальные механизмы,которые формируют эти наборы ролей, смягчая воздействие разного рода ожиданийна носителя статуса. И все же остается несомненным, что, поскольку в соответствующийнабор ролей входит много разных членов, с ролью "учителя" действительносвязываются принципиально различные поведенческие ожидания. Обладая разной возможностьювоплощения, атрибуты всякой роли могут меняться в зависимости от других ролей,с которыми они сочетаются и которые могут обусловить сущность этих атрибутов.Точно так же фонемный облик морфемы определяется ее встречаемостью с другимидистрибутивными классами морфем.
Итак, мы можем сформулировать следующий общий принцип: для всякого алломорфаили варианта роли поведенческая манифестация определяется его внешней дистрибуцией.Таким образом, оказывается, что та общая форма, которая перечисляет вариантыроли "учитель", допустимые в сочетании с разными членами соответствующего набораролей, совпадает с общей формой описания алломорфов, ну, скажем, английскойморфемы множественного числа [-S] в их комбинации с разными фонологическимии морфологическими классами именных основ (см. табл. 1).

Таблица 1. Изоморфизм двух структурных описаний

Роль А "учитель" вариант а1 в комбинации с В "ученик" вариант a2 в комбинации с С "коллега"вариант а3 в комбинации с D "директор" и т. д. Морфема [-S] "мн. ч."./-s/ в комбинации с классом I именных основ /-z/ в комбинации с классом II именных основ /-эz/ в комбинации с классом III именных основи т. д.
Из табл. 1 видно, что в состав социальной роли входит несколько различныхсубнаборов поведенческих ожиданий (варианты а1, а2, а3,...аn); какой именно из них реализуется, зависит (частично) от того,с какой ролью в своем наборе ролей (В, С ... J) он комбинируется. Вновь обращаяськ идеям теоретической лингвистики, мы можем сказать, что эти варианты, при томусловии, что они никогда не встречаются в одном и том же окружении (то естьне входят в отношения с одним и тем же элементом из набора ролей), находятсяв отношении дополнительной дистрибуции. Таким образом, мы можем считатьих связанными вариантами одной и той же структурной единицы - это аллороли однойролемы.
В том случае, если никак не удастся найти среди фактов соответствующего окруженияпричины, обусловившие то или иное употребление различных вариантов роли, этиварианты можно считать находящимися в отношении свободного варьирования. Приэтом, однако, мы не можем не учитывать того обстоятельства, что факторами, которыевлияют на манифестацию ролей, могут быть не только другие роли. И именно в связис этим мы должны кратко охарактеризовать понятия социального пространства исоциального времени.

Социальное пространство и социальное время

Осуществление всякой социальной роли связано с определением некоторой ситуации,а эта ситуация включает в себя упорядоченное множество поведенческих ожиданий- то, что Гофман назвал "планом последующей совместной деятельности" (Гофман1959, 12-13). Я полагаю, что повторяющиеся социальные ситуации являются самипо себе культурными формами, имеющими определенную дистрибуцию в социальномпространстве и в социальном времени. Я уже определял ситуацию как "культурнуюформу, состоящую в первую очередь из элементов взаимопониманий относительноразмещения и распределения других культурных форм" (Бок 1962, 158). Инымисловами, ситуация (как единица социальной структуры) рассматривается нами каксвоего рода четырехмерная карта, внутри которой помещены социальные роли. Например,сказать, что какая-то часть здания - классная комната, значит иметь в виду следующее:ожидается, что в течение некоторого социально определенного отрезка времени("учебное время") внутри этого пространства будет происходить манифестация социальныхролей "учитель" и "ученик". Таким образом, манифестация социальных ролей (идругих культурных форм) может быть также обусловлена единицами пространстваи времени, в свою очередь определенными социально.
При более внимательном рассмотрении оказывается, что "класс" (или любая другаясоциальная ситуация) обладает специфической внутренней структурой, определяемойв терминах социального пространства и социального времени, при этом ожиданияварьируются в зависимости от подвидов классной комнаты и субпериодов классноговремени. С другой стороны, взятый как целостная ситуация, "класс" обладает внешнейдистрибуцией, распределяясь но параметрам социального времени (учебная неделяили семестр) и социального пространства (школьное здание или университетскийгородок) совершенно так же, как социальные роли распределяются по классам ролей.
Таким образом, получается, что если манифестация роли влечет за собой ситуацию,а ситуация включает в себя набор ролей, то мы имеем дело с определенным типомкоррелятивных отношений между некоторой функциональной "ячейкой" ("slot") иклассом ее "заполнителей" - явление, сходное с той единицей грамматической структуры,которую Пайк называет "тагмемой" (Пайк 1960, 121-122). Грамматические описания,использующие понятие тагмемы, стремятся - как и большинство дескриптивистскихописаний фонологии и морфологии - быть линейными, по форме, а именно они представляютсобой обязательное или факультативное размещение тагмем в рамках словосочетания,предложения или фразы, оформленное в виде нескольких формул, изоморфных временнойпоследовательности этих единиц в речи (ср. Элсон и Пиккет 1962). Описания жесоциальной структуры должны относиться не только к линейным или циклическимпоследовательностям отношений между социальными ролями, но и к отношениям несукцессивным,или, шире, - пространственным.
Таким образом, основная дескриптивная модель (см. табл. 2), являющаяся результатомтакого подхода, устанавливает обязательное или факультативное воплощение социальныхролей (и их вариантов) внутри некоторой матрицы ситуаций, ограниченной отрезкомсоциального времени и сферой социального пространства. Такую матрицу ситуациймы можем рассматривать либо с точки зрения ее внутренней структуры, подробнымобразом разбирая все значащие детали, либо с точки зрения ее внешней дистрибуции,связывая входящие в нее социальные роли, временные отрезки и сферы пространствас более широкими классами и единицами. При таком подходе могут быть предложенывесьма экономичные методы описания структурного отношения данной ситуации (рассматриваемойкак целое) к другим ситуациям, возникающим регулярно.

Таблица 2. Дескриптивная модель

Ситуация "класс"Время "занятие"
Пространство: классная комната Роли: + учитель + + ученик + ± практикант ±
+ обозначает обязательное присутствие
± обозначает факультативное присутствие

Пример структурного описания

Проиллюстрировать практическое применение предложенных выше методов структурногоописания можно на примере одной типичной ситуации жизни индейской резервацииСеверной Америки ("Micmac Indian Reserve"), изученной мной в 1961 г. [3].Несомненно, что всякое структурное описание какой бы то ни было ситуации, имеющейместо в реальном человеческом общении, должно соотноситься с описаниями другихситуаций; в силу этого используемая мною система записи должна облегчить возникающиевстречные ссылки. Элементы такой записи приводятся в табл. 3.

Таблица 3. Система записи, применяемая для данного структурногоописания

Прописные буквы (С, Т, Р, М) обозначают культурные формы:
С - сферы социального пространства; Т - отрезки времени; Р - социальные роли;М - матрицы.
Целые числа, следующие за прописными буквами, обозначают специфические культурныеформы.
Строчные буквы (с, т, р, м) обозначают варианты культурных форм.
Дроби, следующие за строчными буквами, передают виды вариантов культурныхформ.
Группы прописных букв (СК, ТК, РК) применяются для обозначения классов культурныхформ.
Буквы, следующие за дефисом (РК-А), используются для обозначения специфическихклассов культурных форм.
Целое число, предшествующее букве, но отделенное от нее точкой, относитсяне к рассматриваемой матрице.
Примеры:
3. СК-А-пространственный класс А матрицы # 3.
4. Р-Б.I-роль # 1 из класса ролей "Б" матрицы # 4.
Т-5.2- вариант # 2 отрезка времени # 5 (рассматриваемой матрицы).
Все сказанное иллюстрирует матрица, описывающая "индейский поминальный обряд"(см. табл. 4). Эта ситуация имеет место ночью, в отрезок времени между смертьюи погребением взрослого члена индейской общины Микмак. Внешняя дистрибуция всегопериода (обозначим его как 14.ТК-А: Время Поминовения) определяется, с однойстороны, общим циклом жизни, каждого члена общины, с другой - ночным временемсуточного цикла. Роли, описываемые в терминах оппозиций, включаются как в эту,так и в другие ситуации. При этом необходимо иметь в виду, что предлагаемаячитателю матрица с ее компонентами - культурными формами - описывает не самих"исполнителей", а только ожидания, воздействующие на их поведение.

Таблица 4. Ситуационная матрица # 14: Индейский поминальныйобряд

М-14Т-1Т-2Т-3Т-4Т-5
С-1 сфера покойникас-1,1 ядерная частьР-1Р-1Р-1Р-1Р-1
с-1,2 периферийная часть± Р-2 ± Р-2
С-2: Передняя часть Р-3Р-4 р-2,1
С-3: Сфера оплакивающих Р-2Р-2± Р-2± Р-4р-2,2Р-4
С-: Периферийная областьс-4,1: кухня р-1,2
с-4,2: наружное пространствор-2,2 ± р-2,2± Р-4
Обозначения:
14.СК-А - Место Поминовения. Внешняя дистрибуция по отношению к 9.С-А.1: частьдома (обычно та, которую занимал покойник)
С-1 - сфера покойника
с-1,1 - ядерная часть: включает гроб с телом покойного
с-1,2 - периферийная часть: пространство, непосредственно примыкающее к гробу.
С-2 - Передняя область: главная область действия в отрезки времени Т-2, Т-3,Т-5
С-3 - Область оплакивающих - место, где сидит Р-2 - Оплакивающий
С-4 - Периферийная область: остальное пространство, включающее:
с-4,1 - помещение кухни
с-4.2 - пространство перед домом
14. ТК-А - Время Поминовения. Внешняя дистрибуция (см. сказанное выше).
ТК-А = //Т-1/T-2//: Т-3/Т-4: // ± Т-5//: Т-3/Т-4: //
Т-1 - Время Сбора. Участники обряда прибывают в СК-А - место поминовения
Т-2 - Время Молитвы. Заупокойную молитву читает Р-3 - руководитель молящихся
Т-3 - Время Пения. Исполняется (с краткими паузами) несколько гимнов
Т-4 - Пауза. Более продолжительный перерыв в пении
Т-5 - Время Еды. Угощение по желанию (около полуночи)
14.РК-А - Роли участников церемонии. Внешняя дистрибуция фиксируется для каждого
Р-1 - тело - из 3.РК-А - член общины.
Р-2 - Оплакивающий
р-2,1 - Хозяин - член 9.РК-А - группа семьи и домашних (покойного)
р-2,2 - Прочие - остаточная категория
Р-3 - Руководитель молящихся
р-3,1 - Священнослужитель - из 3. Р-В. 1,1 - священник
р-3,2 - Прочие - из 14.Р-4
Р-4 - поющие - обычно из 11.Р-А.4 - член хора.
Внешняя дистрибуция и внутренняя структура (сегментация) ситуации СК-А (местопоминовения) понятны сами по себе, хотя следует заметить, что точное физическоерасположение участников в пространстве может меняться в зависимости от условийманифестации. Таким образом, структурное описание должно быть достаточно общим,чтобы охватить и неструктурные вариации (возникающие, например, из-за различияв планах индейских домов); но при этом оно должно указывать типы сфер в техпонятиях, в которых сами участники церемонии организуют свое поведение.
Внутренняя структура ТК-А - Время Поминовения - представлена нами в линейнойзаписи: одинарные или двойные косые черточки разделяют составляющие периоды,а в двоеточия заключены альтернативно повторяющиеся отрезки времени. Таким образом,//: Т-3/Т-4 : // обозначает ожидаемое чередование "Времени Пения" с "Паузой",когда точное число повторений не определено структурно. Само же наличие отрезковвремени или социальных ролей считается обязательным; если оно факультативно,то вводится символ ±. Отдельное рассмотрение внутренней структуры времени сначалакак будто бы затемняет схему, на деле же значительно упрощает форму матрицы(где иначе потребовалось бы ввести несколько идентичных колонок) и делает возможнымнезависимое рассмотрение структуры социального времени.
В случае более сложных матриц бывает полезно ввести несколько классов ролей;для рассматриваемой матрицы (М-14) реализуется только один класс ролей для всехучастников. Дифференциальная сегментация РК-А на составляющие единицы можетбыть произведена разными способами. Сама теория не требует пока обязательнобинарности; однако, если внедрять и сюда лингвистические методы, можно дифференцироватьчетырех участников этого класса ролей, введя три атрибута - каждый с положительными отрицательным решением: а) Живой / Мертвый; b) Начинает молитвы / Продолжаетмолитвы; с) Поет / Слушает. Тогда в терминах бинарных оппозиций анализируемыенами социальные роли могут быть описаны как пучки или неэквивалентные множестваэтих атрибутов, и структурное описание может быть дано в виде таблицы или -как мы предлагаем ниже - в линейной форме;
Р-1: "Тело" = [-а] (Мертвый; остальные атрибуты нерелевантны);
Р-2: "Оплакивающий" = [а, -b, -с] (Живой, Продолжает молитвы, Слушает);
Р-3: "Руководитель молящихся" = [а, b] (Живой, Начинает молитвы);
Р-4: "Певец" = [а, с] (Живой, Поет).
При наличии такого описания можно ввести строгое определение существующихклассов или подклассов ролей, опираясь на элементарные логические понятия. Так,например, класс ролей РК-А определяется как пересечение множеств, содержащихпризнак а, с множествами, содержащими признаки -а.
Роль "Оплакивающего" осуществляется в двух вариантных формах - р-2,1 и р-2,2.Однако их дистрибуционные возможности, как это видно из матрицы, различаютсятолько в течение определенных периодов, а в течение периодов Т-2 и Т-3 их дистрибуциясовпадает. Такой случай можно рассматривать как один из видов связанной вариациис нейтрализацией в некоторых окружениях. Варианты роли Р-3 ("Руководитель молящихся")могут различаться по внешней дистрибуции, но внутри М-14 они находятся в отношениисвободного варьирования (так, при Т-2 в С-2 может выступать и р-3,1 и р-3,2).

Рассмотрение данных

Так же как и в языкознании, целью структурного описания в этнографии являетсяидентификация культурных форм в терминах представленных оппозиций, а также строгоеустановление их дистрибуции. Именно этим условиям и отвечает ситуационная матрицатипа той, что была описана выше. На большее она и не претендует. Как английскаяграмматика не дает объяснения всех частных типов предложений, так и ситуационнаяматрица М-14 не объясняет смысла индейского обряда поминовения. Применяемыйв этом аспекте метод выделения "единиц и их упорядочения", предложенный Хоккетом(Xоккет 1954), может быть дополнен описаниями, ориентированными на процесс (илидаже трансформационными) (ср. Бок 1962, 225-226), но это не изменит общей целианализа, который все равно остается строго формальным. Исследование смыславходит в анализ лишь для того, чтобы можно было сформулировать дифференциальныепризнаки.
И все же очевидно: формальный анализ, лишенный обращения к семантике, также бессодержателен, как грамматика, не сопровождаемая словарем. Каким же образомввести культурное содержание в структурное описание? Одно из решений - это добавитьк описанию роли в терминах оппозиций те признаки, которые Надель назвал "entailed",то есть "автоматически выводимыми" (Надель 1957), а именно - то множество поведенческихожиданий, которые как будто проистекают из некоторого представления о роли.И здесь опять будет полезно использовать введенное Мертоном понятие "набораролей", поскольку мы можем таким образом уточнить (в нашем словаре ролей) теспецифические их признаки, которые реализуются только в случае определенныхотношений. Точно так же введением классов ролей упрощается спецификация содержания,поскольку тогда многие признаки, обычно не противопоставленные, можно будетопределить сначала для некоторых абстрактных классов ролей (например, "гражданин"или "взрослый мужчина"), а потом перенести их на все роли, составляющие этоткласс.
Рассмотрим еще один пример того, как можно соотнести культурное содержаниес формальным структурным описанием. Центральная часть индейского поминальногообряда включает в себя исполнение (период 14.Т-3) некоторых традиционных гимновв память покойного. Хотя я сам не обладаю достаточными музыковедческими и языковымизнаниями для того, чтобы произвести структурный анализ этих гимнов, я вполнеотчетливо ощущаю, что они представляют собой некоторый класс культурных форм,противопоставленных по ряду различительных формальных признаков. И хотя я неспособен проанализировать их внутреннюю структуру, я все же в состоянии сообщитьряд сведений относительно их внешней дистрибуции, а именно: они манифестируются(иными словами, их появления можно ожидать) в окружении С-2 периода Т-3 матрицыМ-14. Более того, сам факт знания этих гимнов и умения их исполнять - это атрибутыособой социальной роли (14.Р-4: Певец). Сами же гимны принадлежат к более широкомуклассу музыкальных форм и лучше всего могут быть обозначены как варианты гимнов,используемых при других религиозных церемониях. И наконец, если считать и материальныеобъекты (гроб, например) манифестацией других культурных форм 4, то в рамкахвсе той же структурной модели может быть установлена их внутренняя структура,принадлежность к определенному классу, внешняя дистрибуция и ролевые соответствия.Таким образом, оказывается возможной формальная дескриптивная интеграция ужемногих аспектов культуры.
Предложенное в двух последних абзацах структурное описание предполагаетсязначительно расширить. Первая попытка автора (Бок 1962, 184-221) применить этотподход к некоторой совокупности данных была более ограниченной по замыслу, нои тогда уже он столкнулся с тем, что разные ситуации в разной степени поддаютсяанализу. Наиболее пригодны для такого анализа именно ритуальные ситуации (типапоминальных обрядов), поскольку при исполнении ритуалов пространственные и временныеграницы очерчены четко, а роли тщательно отрепетированы; признаки, которые служатдля различения ролей, при этом сознательно подчеркнуты и усилены посредствомвполне очевидных и даже избыточных указаний. И действительно. сам процесс ритуализацииможно определить в зависимости от той степени, в которой для обеспечения незатрудненногои недвусмысленного общения становятся крайне наглядными и даже избыточными разногорода указания - временные, пространственные, ролевые. Подходящий лингвистическийаналог можно найти в концепции Ч. Фегелина о "неспонтанной речи" (Фегелин 1960,57-68).
Другие типы ситуаций описывать в структурных терминах труднее. Единицы социальногопространства или социального времени могут накладываться друг на друга, и границыих при этом становятся неразличимыми; комплексная обусловленность ролей факторамидистрибуции может затемнять природу лежащих в их основе единиц, а недостаточныйи "смещённый" по материалу корпус фактов может сделать анализ дефектным. Нои эти трудности аналогичны проблемам, с которыми сталкивается лингвист при морфологическоманализе, и, поскольку язык есть также часть культуры, мы вправе искать в структуреобщества некий сходно моделируемый комплекс явлений.
И все же, несмотря на встретившиеся трудности, попытка формализовать структурноеописание какой-либо социальной группы может оказаться удачной. Дело здесь втом, что, формализуя наше представление о социальной структуре, мы занимаемсясистематическим изучением культурных форм - в тех понятиях, в каких сами людиорганизуют свое поведение в пространстве, во времени и в отношениях с другими"исполнителями" ролей.

Примечания

1. Бок 1962 (стр. 154-249). С этнографическимии этноисторическими разделами моей диссертации можно ознакомиться в № 213Бюллетеня Национального музея в Канаде (Оттава, Канада, 1966).

2. Это минимальное требование для адекватногоописания некоторого корпуса данных. В принципе я принимаю еще одно требование:чтобы описание было порождающим; однако нет никакой необходимости отягощатьнастоящую работу тем, что неизбежно сделало бы ее слишком специальной в планепрограммирования.

3. Развернутое описание поминального обряда,основанное на непосредственном наблюдении четырех отдельных церемоний и нанескольких опросах информантов, дано в Бок 1962, 148-149.

4. Конечно, взгляд на отношение артефактовк культуре определяется точкой зрения на природу культуры (ср. Осгуд 1951).Согласно концепции, отраженной в данной статье, это отношение раcсматриваетсякак аналогичное отношение речи к языку, а именно материальные объекты являютсявыражениями (манифестациями) единиц содержания (ожиданий и т. п.), определяемыхисследователем-этнографом как культурные формы (ср. Пайк I960, 115-118).


Примечания

Бок 1962: Р. К. Bock. The Social Structure of a CanadianIndian Reserve. Unpublished Ph. D. dissertation, Harvard University, Cambridge,Mass., 1962. Брунер и др. 1956: J. S. Вruner, J. J. Gооdnоw and G. A. Austin. A Study ofThinking. New York, John Wiley & Sons, Inc., 1956. Гофман 1959: Е. Gоffman. The presentation of Self in Everyday Life. GardenCity, Doubleday Anchor Books, 1959. Мёртон 1957: R. К. Merton. The Role Set: Problems in Sociologica! Theory."British Journal of Sociology", 1957 8, 106-120. Надель 1957: S. F. Nadel. The Theory of Social Structure. Glencoe Free Press,1957.Осгуд 1951: С. Osgооd. Culture: its Empirical and Non-Empirical Character."Southwestern Journal of Anthropology", 1951, 7, 202-214. Пайк 1954-1960: К. L. Pike. Language in Relation to a Unified Theory of theStructure of Human Behaviour, Parts I, II and Ill. Preliminary Edition, Glendale,Summer Institute of Linguistics, 1954-1960. Peдфилд 1941: R. Redfield. The Folk Culture of Yucatan. Chicago, Universityof Chicago Press, 1941. Фёгeлин I960: С. F. Vоegelin. Casual and Non-causal Utterances Within UnifiedStructure. In "Style in Languages, ed. by Thomas A. Sebeok, New York, TechnologyPress and John Wiley & Sons, Inc., 1960, 57-68.Xоккeт 1954: С. F. Носkett. Two Models of Grammatical Description. "Word",1954, 10, 210-231. Элсон и Пиккет 1962. В. Еlsоn and V. Рiсkett. An Introduction to Morphologyand Syntax. Santa Ana, Summer Institute of Linguistics, 1962.


развернуть свернутьО СОТРУДНИЧЕСТВЕ
СОТРУДНИЧАЙТЕ С НАМИ
Мы предлагаем щедрые условия вознаграждения наших партнеров - значительную комиссию от стоимости заказов по приведенным Вами клиентам.

Для обсуждения условий сотрудничества, пожалуйста, обратитесь к нам

Вы также можете бесплатно пригласить специалиста по партнерским отношениям к Вам в офис 

или приехать к нам в офис по адресу:


РФ, г.Москва, ул. Бутлерова, д 17 метро Калужская

Переводчикам и редакторам предлагаем заполнить анкету

АНКЕТА ПЕРЕВОДЧИКА
Анкета переводчика/редактора

Письменные переводы:

перевод
редактирование

Степень владения

перевод
редактирование

Устные переводы:

перевод
редактирование

Степень владения

перевод
редактирование

Возможность выполнения срочных заказов

да
нет

Наличие статуса ИП

да
нет

Возможность командировок

да
нет

Для обсуждения условий сотрудничества, пожалуйста, обратитесь к нам